Жемчужина Харьковщины

Шаровский замок — символ и жемчужина Слобожанщины. Всего час езды от Харькова — и вы на территории старинного замка, окруженного тайнами и легендами.

Как ни странно, своей сохранностью он обязан советской и украинской власти: здесь с 1926 по 2008 год был туберкулезный санаторий. Вряд ли трудящиеся догадывались, в каких стенах поправляют здоровье и какие события связаны с «Белым лебедем» — именно так называли местные это роскошное строение.

Дикое Поле

Еще каких-то 350 лет назад этот регион называли Диким Полем. Набеги шведов и татар отражали войска, состоявшие из черкесов (в переводе с тюркского — «сильные люди»). Возникали слободы — от слова «свобода»: те, кто служил здесь, были вольными, не крепостными. Недалеко от реки Мерчик есаул Шарий купил за 4 рубля пахотную ниву и основал поселение. Потом построил имение и продал его своему сослуживцу Василию Ольховскому. Тому дополнительная жилплощадь была ох как необходима: к 20 годам жена Василия успела родить четырех сыновей!

Шаровский замок и сахарный король

Последним владельцем поместья стал «сахарный король» Слобожанщины Леопольд Кениг: один из наследников братьев Микель Гебенштрейн продал дом в 1891 году, вкупе с винокурным заводом, за 1 млн 100 тысяч рублей! Для справки: за эти деньги тогда можно было купить четыре сахарных завода. Кениг взялся за преображение недвижимости с размахом. Для начала он построил личную электростанцию (к слову, в Харькове подобная появилась только шесть лет спустя). Затем пригласил из Германии инженера Штольца и архитектора Якоби. Велел достроить второй этаж и въездные ворота с зубцами — в общем, заказал целый проект в средневековом стиле.

В итоге с восточной стороны дворца появилась стеклянная веранда, а на территории — здание для охраны, домик садовника, свинарники. А еще — дом управляющего, похожий на мини-дворец, манеж для обычных лошадей, и гараж для «железных»: у магната уже тогда было несколько автомобилей, которые разгонялись до 100 км/ч. Для преобразования ландшафта Кениг нанял дизайнера Георга Куфальдта, который проектировал парки царю Николаю II. Обычную лесную балку Георг поделил на террасы, соединенные лестницами. Внизу красовался пруд с системой шлюзов, а по бокам от изящного мостика били фонтаны.

Роскошь в 26 комнат

С квадратными метрами у «сахарного короля» было все в порядке: на двух этажах дворца разместились три больших зала и 26 комнат. Но за 120 лет многое изменилось: сыновья после смерти Кенига оборудовали дубовый кабинет (полностью сохранился до наших дней). Когда в имении в 1926 году устроили пролетарский санаторий, к нему пристроили застекленную веранду. Здесь больные туберкулезом принимали воздушные ванны даже зимой. А вот мебели во дворце, увы, не осталось. Первозданный облик сохранился только в прихожей: массивные дубовые шкафы спасло то, что они были сделаны, как часть панелей, и отдельно их вынести оказалось невозможно. Выглядят новенькими и два камина: изразцы для них заказывали в товариществе Кузнецова. Представьте себе: за 120 лет не отбилась и не отвалилась ни одна плитка! Кстати, во дворце нет двух комнат с одинаковыми каминами. А стены и потолок расписаны мастерами из Дрездена: по сей день большинство фресок в прекрасном состоянии.

Королевские лилии

Один из искусственных каминов дворца декорирован деревом, внутри — чугунное литье в виде лилий. Эти же цветы вырезаны на балясинах парадной дубовой лестницы (даже много лет спустя там не скрипит ни одна ступенька!). Лилия, как известно, символ королевской власти. Видимо, очень уж хотелось магнату оправдать свою фамилию, означающую на немецком «король»! Цветы были не только в декоре здания. В парке насчитывалось около 200 видов растений со всего мира, а в огромных теплицах выращивали разнообразнейшие экзоты. Автоматический полив, искусственный микроклимат (вплоть до тропического!) — хозяева не жалели денег на эстетику. Десятки тысяч кустов роз высаживали в грунт уже цветущими, специально к приезду Кенига с семьей (зиму он проводил в Петербурге).

Камень измены

На территории дворца есть камень любви, к которому стремятся прикоснуться все путешественники. Однако одна из историй гласит об измене: якобы находясь на лечении, супруга магната изменила ему с неким офицером. Узнав об этом, разъяренный старик велел перевезти в имение 6-тонный камень, на котором якобы и произошла измена. Помни, мол, о своем грехе! «Это не более чем домыслы, — говорит экскурсовод Наталья Твердохлеб. — И я могу это доказать, сопоставив все факты по годам. Когда к нам приезжала правнучка Кенига из Германии, я спросила у нее об этих легендах. Фрау ответила однозначно: «Мой прадедушка был счастливо женат лишь один раз, на моей прабабушке Каролине. Мы, немцы, народ прагматичный: не станем драгоценный сахар на ветер бросать… Неправда все это».

Реставрация замка

До 2008 года реставрация Шаровки худо-бедно, с перерывами, но проходила. Последние 10 лет «Белый лебедь», как и десятки других исторических объектов в Украине, был под угрозой исчезновения. Работники дворцово-паркового комплекса поддерживали усадьбу как могли. Сюда приезжает много туристов со всего мира — иностранцы диву даются, что такой шедевр находится в запущенном состоянии! 

И, наконец, в 2018 году началась проектировка его капитальной реставрации. Благодаря синергии бизнеса, представителей власти и общественности, вопрос реконструкции Шаровки наконец-то сдвинулся с места. А значит, любой путешественник сможет с головой окунуться во времена Кенинга и оценить роскошь его имения.